Главная Экономика и Политика

Москва 2012

«Уважаемые пассажиры, наш поезд прибывает в город Москву. Добро пожаловать в столицу поб……. гррррхжжжжж…..ти. Будьте осторожны при выходе из вагона. «
— Вань, что они там провякали? Тоже не расслышал? Ну и черт с ним, бери сумку, выходим. Ну, здравствуй, Москва-матушка! Встречай сибирских гостей!
Рядом, сдавленным шепотом:
— Товарищ! Да не орите вы так!!!
— А?…
— Говорю, не орите так. Это же Москва! И вообще, осторожнее с русским — здесь это не приветствуется.
— Чего?!
———————-<cut>———————-

— Повторяю — как можно меньше говорите вслух по-русски. И вообще, нечего торчать посреди перрона, отойдем лучше куда-нить в сторону… Да шевелитесь же вы!
— Э, чего такое-то?
— Ну вы же в Москве, Столице Победившей Толерантности и Мультикультурности — в поезде же специально объявляют.
— Да не слышали мы!
— Ну так теперь слушайте! Кой черт вас вообще сюда занес, с вашей славянской наружностью-то?
— Ну, сын школу окончил. Отпраздновать надо. Я спрашиваю — Вань, может, в Кению съездим, слонов да жирафов посмотрим? Нет, говорит, батя, лучше по России проедемся, в Москву завернем…
— Туристы хреновы… Что здесь делать собираетесь?
— Ну это… Красная площадь, Третьяковская галерея, в Большой театр сходить…
— Ну да, набор экскурсионный стандартный. Так… В Большом театре у нас только «Лебединое озеро» да «Дети Розенталя». Не советую.
— Почему, дядя?
— На «Детях Розенталя» артисты калом в публику кидаются.

— А «Лебединое» ? Это же классика!
— Молодой человек, классика-то она классика, но в новом прочтении. Все партии танцуют мужчины…
— Как? И ни одной балерины?
— Ну, одна есть — Белый Лебедь. А после того, как Принц ее топит, начинается всеобщая оргия в честь победы толерантности с обязательным участием зрителей.
— Ну и что?
— Господи, мальчик, ты, что, совершенно ничего не понимаешь?
— Вообще-то да.
— Святая простота…В общем, садитесь-ка вы обратно в поезд да дуйте к себе домой побыстрее.
— Ну уж нет. Если приехали, то приехали. И как же, Москву-то не посмотреть — через всю страну перли?
— Москву им посмотреть…. Экстремалы провинциальные… Ну ладно, покажу вам город, но после этого моментально — домой, обещаете?
— Слышь, мужик, спасибо, конечно, да мы сами справимся, чай, тут не в первый раз.
— Горе ты мое, ты когда здесь последний раз был? Десять лет назад? Пятнадцать?
— Шесть. В 2006.
— Поменялось здесь все, ребята. Сильно поменялось. Одним вам опасно. Ты какой-нибудь язык, кроме русского, знаешь?
— По-башкирски немного умею.
— Это не то. Вот если бы армянский, азербайджанский… Так что пойдем, но рта зря не открывать, если говорить, то шепотом и слушаться меня беспрекословно.
***

— Ух ты, дядя! Где это мы?
— Как заказывали — Красная Площадь.
— Слышь, мужик, не дури голову. Я ж тут бывал. Ни черта похожего.
— Она и есть.
— А Василий Блаженный где?
— Снесли в ходе борьбы с православным мракобесием.
— А что за мандула вместо него торчит? Это что…Это же жопа, а в нее штык воткнут?!!
— Тише… Это памятник гомосексуалистам — жертвам советских репрессий. Видишь, на штыке серп и молот, а рядом — свастика?
— Хуясе…
— Батя, ты только глянь, кто это? Лица размалеванные, голые, в перьях, мудями трясут… Тьфу!
— Тссс, мальчик! Я те поплююсь! Ну-ка улыбайся, а то Радужный Дозор вмиг заметет. А за нетолерантность у нас знаешь что бывает… Мало не покажется. Это геи на свой ежедневный парад гордости в Кремле собираются.
— Геи? Это пидорасы, что ли?
— Мужик! Заткнись, я тебя умоляю! Отвернись и смотри в другую сторону.
— А чего туда смотреть — там одни блоки какие-то до горизонта. Стройка, что ль? Больно много блоков-то…
— Да никакие это не блоки. Памятник 12 миллионам евреев-жертв холокоста. В три раза больше, чем в Берлине.
— А чего высокие такие?
— Так на каждом не только имя-фамилия, но полный перечень утраченного имущества.
— Ааа…
— Батя, давай в Третьяковку теперь пойдем? Верещагина наконец-то в подлиннике увидим, Крамского, Иванова…
— Э, мальчик, о чем размечтался-то… Там теперь Главная галерея Гельмана. Нет там никакого Верещагина, только перфомансы и инсталляции…
— А Верещагин?
— Милый, так уж лет пять, как публично сожгли все — в порядке искоренения русского национализма.
— Сожгли?!!
— Ну, допустим, сожгли копии. Подлинники Гельман через Сотби толкнул. И кто знает, у кого они сейчас…
— Мужик, а что это за караул такой у Мавзолея странный… Какие-то бородатые в камуфляже, с автоматами…
— Глаза разуй, сибирский валенок. Видишь, что на Мавзолее написано?
— «Ка-ды-ров»… Чего?!!
— Тссс, тише, камикадзе! Все, пошли отсюда, а то точно нарвемся.
— Дядь, а что это за магазин? Витрина странная — коробки, шприцы…
— Это, мальчик, магазин Общества таджикско-цыганской дружбы. Наркота, словом…
— Наркота?! В Москве?! Открыто?!!
— А куда деваться… Национальный промысел, нельзя запретить.
***

— Слышь, друг, давай хоть Храм Христа Спасителя посмотрим?
— А нечего там смотреть. Нет его. Одни руины…
— И его снесли?!
— Нет. Все решали, во что его переделать — в главную синагогу или в главную мечеть. Ну и… Не договорились. И отойди ты от домов подальше, не видишь, купольные перекрытия!
— И чего?
— Да ничего, в любой момент завалиться может. У нас же главный архитектор города сейчас Канчели. Каждый день чего-то наворачивается.
— Хрена себе… То-то я гляжу, кругом одни заборы.
— Ага, разбор завалов.
— Да, прав ты был, неча здесь делать. Ну ладно, съездим еще на Ленинградку, к Ежам. Поклонюсь памяти ребят, Москву защищавших…
— Там теперь вместо Ежей Площадка Стыда и Покаяния.
— ?
— Ну, место такое, где каются за то, что не допустили в 1941 в Москву Цивилизованных Европейцев.
— Ах ты, бляди…. …. ….
***

— Мужик, ну что ты, что ты… Не рвись. Я ж тебя, лося здоровенного, не удержу. Успокойся, и не ори — вон уже либерацейский на нас нехорошо смотрит…
— Кто?
— Либерацейский. Либералиция у нас теперь. Либеральная полиция.
— Так зови его скорей — вон хачи какие-то пацана метелят, семеро на одного… Держись, пацан, щас я этим сукам черножопым дам. Ваня, за мной !
— Мужик!!!! Сваливаем отсюда! Бегом!!!!
— Ты че?!!!
— Мужик, он нас слышал, сейчас ОМОН нагрянет!!! Бежим!!!

***

— Уфф… Ну вот и вокзал. Ваш поезд. Ну, что посмотрели Москву?

(с) iguanodonna

КОММЕНТАРИИ

5
  •  До половины не дочитал, хрень какая-то жуткая.   ссылка удалена

  • До половины не дочитал, жрень какая-то жуткая. 

    Вам не понять…………………………………………………..Вы не любили!!!!!!

  • Да при чем тут не понять? Я тоже живу в МСК и довольно давно. Ничего их описанного даже близко не наблюдается. Такое ощущение, что писал школьник из какого-то богом путиным забытого села и воплотил в сием «гениальном произведении» все свои комплексы и свой узкий взгляд на жизнь из окошка в подвале. Это не просто не умно — это просто не интересно. Прекрасно понимаю, что он пытется высмеять, но это получается так натужно и наигранно, что диву даешься, как так можно богатую идею испохабить. Низачет, в пятницу чтобы был с родителями на уроке толерантности   

  • Константин!!!! Вы очень серьезно отнеслись к данному «произведению» неизвестного мне воспаленного разума!!!! Это «творчество» подразумевает под собой простой СТЁБ на современными нравами и тенденциями.

  • Стеб подразумевает, что будет смешно, а это не смешно, меня можно сказать сначала настроили на отвлечение и отдых ,а потом обманули — дали почитать вот это унылое г.  ссылка удалена

    Вот я и возмущаюсь 

    Кстати аффтор видимо дальше своей заплесневелой кукуевки не уезжал ни разу, раз называет Москву толерантной или «черной». Побывал бы хоть раз западнее уральских гор, может быть смог бы сравнить  ситуацию в Москве, например с Лондоном, с Парижем (да с любой европейской столицей) или с южными крупными городами США.